Космос и человек

Сайт о сотворчестве Космоса и человека

Теософия. Инволюция и эволюция

Виктор Спаров

Эти два понятия включают в себя, по сути, то неимоверно длительное, протяженностью в миллионы лет, странствие по вселенским мирам, которое должна совершить каждая монада, прежде чем она окончательно реализует весь свой потенциал, то есть изначально заложенные в ней «генетические» возможности, и разовьется в существо, во всем равное своему Творцу — Планетарному, а в конечной инстанции и Солнечному Логосу.

Чтобы составить хотя бы приблизительное представление об этом грандиозном, не имеющем себе равных процессе развития, нам придется уподобиться малым детям, как о том сказано в Библии. Дело в том, что эта разновидность эзотерического знания представляет собой некую область чисто умозрительных, абстрактных представлений и понятий, настолько далекую от уровня мышления среднего человека, что ее практически невозможно постичь разумом во всей полноте. Поэтому все приводимые здесь утверждения на нынешнем отрезке развития пока что являются совершенно недоказуемыми и необоснованными с точки зрения господствующих научных теорий, но их вполне можно взять за основу в качестве предварительной рабочей гипотезы, чтобы на ее основе добиться более глубокого понимания собственной человеческой природы.

Когда-то на заре веков, миллиарды и миллиарды лет назад, следуя великому плану Сотворения мира и подчиняясь высшему волевому импульсу, живые монады «отделились» от изначальной Божественной Сущности (В силу какой причины монады «отделились» от Божественной Сущности и как происходил этот процесс — это знание пока закрыто для человечества, но будет дано ему на других, более высоких стадиях развития) и «снизошли» на первичный, «самый верхний» план системы, который так и называется — монадический план. Это состояние первичного существования монады вряд ли поддается какому-либо разумному словесному описанию; о нем можно сказать только то, что это состояние блаженного неведения о чем-либо, кроме собственного внутреннего бытия. Однако, будучи созданными «по образу Божию», монады на этом этапе уже обладают всей божественной мощью породившего их Творца.

Для большей ясности воспользуемся земной аналогией, например желудем. Подобно тому как желудь изначально содержит в себе весь «генетический код», или программу развития, под действием которой он превращается в могучее дерево — дуб, точно так же и монада содержит внутри себя все необходимое («генетический код», или программу развития), благодаря чему она способна «возвыситься» до уровня своего Творца. Начало этого процесса очень напоминает процесс развития желудя, который попадает в плодородную почву, пускает в ней корни и начинает «питаться» водой и минералами.

Таким же образом и монада, попав в «почву», в роли которой выступают пять мировых планов, находящихся «ниже» монадического плана, пускает в ней «корневые ответвления», то есть поток чистой жизненной энергии, называемый также «сутратмой» (в переводе с санскрита — «нить жизни»). По мере того как сутратма (или «корень») прорастает все глубже и глубже «вниз», пронизывая «нижележащие» миры, она от каждого из миров берет и присоединяет к себе «атом» составляющей его материи, то есть частицу высшего подплана каждого плана, а также «молекулу» четвертого подплана ментального плана — всего шесть частиц. Эти частицы, или «атомы», связаны с монадой на протяжении всего цикла ее развития, в силу чего их называют перманентными, то есть постоянными, атомами.

Эти перманентные атомы являются своего рода «первичными корнями» монады на каждом из планов: именно через них она начинает «питаться», правда, не водой и не минералами, а вибрациями частиц и субстанций вещества, составляющих каждый такой план. Эти вибрации, которые, конечно же, на каждом плане различны, «записываются» перманентными атомами и сохраняются в них примерно так же, как мы сегодня записываем и сохраняем (в компьютерах или на лазерных дисках) различные электромагнитные импульсы.

Такое поступательное движение «вниз» называется инволюцией, то есть нисхождением монады во все более плотные, с точки зрения субстанции и формы, «материальные» планы. Иначе говоря, монада, или чистый дух, «ошвартовывается» в каждом из пяти «материальных» миров и начинает понемногу осваивать и изучать их через те колебания, которые она хранит в своем «архиве» — перманентных атомах.

Этот процесс занимает колоссальное количество времени — десятки миллиардов лет, однако, как известно, все приходит к своему завершению, и наступает такой момент, когда монада наконец «пускает корни» на всех пяти планах, то есть, по сути дела, достигает «дна» — физического мира. Физический мир — это своего рода «конечный пункт», откуда процесс начинает идти в противоположном направлении — к высшим духовным инстанциям. Этот возвратный процесс называется эволюцией, то есть восхождением от более плотных, или тяжелых, материальных миров к начальной точке развития — монадическому плану.

Инволюция монады

Как уже было сказано в предыдущей главе, каждое живое существо включает в себя три первичных аспекта. В отношении земного человека эти три аспекта можно выразить библейскими словами «дух, душа и тело» или, используя научную терминологию, — жизнь, сознание и форма.

Эти три аспекта находятся между собой во взаимоотношениях, которые нагляднее всего можно выразить путем сравнения с процессами в мире электричества. Так, жизнь вполне можно сравнить с электрическим током, а форму — с проводником. Согласно законам физики, если через проводник пропустить ток, вокруг проводника образуется магнитное поле; это поле мы вполне можем рассматривать как третий аспект — сознание. Согласно тем же законам физики, если проводник прямой, то магнитное поле не очень велико, а если проводник (провод) намотать на катушку, то поле значительно увеличивается. Чем больше витков на катушке, тем сильнее магнитное поле.

Если мы перенесем эту аналогию на три человеческих аспекта, то получим такую картину: когда жизнь (ток) проникает в материальную форму (проводник), в последней возникает сознание (магнитное поле), и, чем совершенней и компактней форма (число витков на катушке), тем выше уровень развития этого сознания (сила магнитного поля).

В ходе эволюционного процесса происходит примерно следующее: перманентные атомы, обосновавшись на каком-либо из планов, как бы обволакиваются формой, то есть веществом или субстанцией этого плана, и под воздействием жизненной силы, текущей подобно току через «нить жизни», там возникает сознание, с помощью которого живые существа начинают познавать окружающие их материальные миры.

Вначале материальные формы, одухотворенные жизнью и сознанием, предстают как достаточно несложные, ибо инволюция заканчивается в физическом мире, являющемся «поворотным пунктом» развития монад, и первые формы жизни, в которые они здесь облекаются (инкарнируются), — это минеральные формы.

Эти формы весьма различны по условиям жизни, поэтому и сами, монады, соответственно, попадают в различные условия или среду обитания: одни «живут» в раскаленной лаве, другие — в материковом льду или глубоко залегающих в недрах земли металлах и рудах, третьи «кочуют» вместе с морскими волнами или перемещаются в атмосфере вместе с облачными и воздушными массами. Все эти весьма различные по своей природе и своему характеру импульсы регистрируются в физическом перманентном атоме и передаются через «нить жизни» в формирующееся монадическое сознание, которое таким образом получает первое представление о действующих на Земле внешних физических силах — температурных колебаниях, давлении, трении и так далее.

Эти внешние воздействия налагают сильный отпечаток на внутреннюю жизнь, таящуюся в минеральных формах, в результате чего там развивается минеральное сознание, которое проще всего выразить как химическое сродство, то есть способность одних веществ различать другие вещества и вступать в более стабильные «химические браки» с теми из них, которые им более «любы», и в менее стабильные с теми из них, которые им менее «любы».

С помощью этого очень и очень примитивного минерального сознания монада получает первые, самые элементарные впечатления о материальном мире. Собственно говоря, это первичное накопление вибрационных параметров в перманентных атомах можно рассматривать лишь как подступ к сознательной жизни. Кульминационным завершением всей этой фазы являются благородные металлы и кристаллы, которые знаменуют конец «обучения» монады в минеральном царстве, после чего она поднимается на более высокую ступень и переходит в следующее царство — растительное.

Гораздо более тонкие несложные по своей структуре растительные формы жизни дают возможность обитающим в них монадам познавать различные природные контрасты, такие, как свет и тьма, дождь и засуха, жара и холод, ветер и затишье. Растения развивают большую чувствительность к этим изменениям, и эта чувствительность служит выражением другого уровня сознания, где чувственно-осязательный фактор «удовольствия и боли» представлен в гораздо более выраженной форме, чем в «закоснелом» минеральном сознании.

Кульминационным завершением этой фазы являются лесные деревья-гиганты, чье сознание развито уже настолько, что у них можно наблюдать первичные атрибуты такого ментального свойства, как память, проявляющегося в виде «воспоминаний» о смене времен года. На этом этапе обитающие в растениях монады уже усвоили все, что может им предложить растительное царство, и потому готовы подняться на следующую ступеньку — животное царство.

Населяющие животное царство формы жизни впервые в ходе эволюции оказываются способны передвигаться за счет собственных усилий, а поскольку клеточные структуры здесь еще более сложны и тоньше устроены, чем в растительном царстве, то животные на последнем этапе оказываются наделены сознанием, которое во многих отношениях можно рассматривать как преддверие более развитого человеческого сознания.

Через познание и переживание таких контрастов, как голод и насыщение, удобство и неудобство, удовлетворение и разочарование, радость и горе, доверие и страх, они развивают такие основополагающие факторы сознания (где присутствуют чувственный и мысленный аспекты), как инстинкт самосохранения, половой инстинкт, родительский инстинкт, стадное чувство и прочие.

Кульминацией этой животной фазы являются высшие млекопитающие, сознание которых достигает такого уровня, где оно по многим параметрам соотносится с чисто человеческим сознанием, а формы жизни готовы вступить в пределы собственно человеческого царства. Этот переход из животного царства в человеческое осуществляется благодаря процессу, который называется индивидуализацией.

На основе сказанного у читателя, несомненно, может сложиться убеждение, что все формы жизни неотвратимо и слепо, как покорные рабы, проходят каждое из природных царств от начала и до конца, прежде чем получают возможность вступить в следующее. Однако это далеко не так. В действительности между царствами существуют так называемые «перехлесты», которые наиболее ярко прослеживаются как раз между растительным и животным царствами. Сознание амеб или простейших одноклеточных организмов ничем не отличается от сознания наиболее развитых растений. Это значит, что сознание некоторых видов живых организмов и в том и в другом царстве характеризуется строго определенной и, по сути, совершенно адекватной степенью развития. Иначе говоря, некая форма жизни вполне может «перекочевать» из растительного царства в животное, так сказать, досрочно, до того как пройдет растительное царство До крнца, и в этом случае она начинает свое развитие в животном царстве несколько раньше своих «собратьев», других растительных форм, которые волей-неволей вынуждены пройти свое развитие в этом царстве до конца, в силу чего они, соответственно, начинают цикл развития в животном царстве гораздо позже.

Несомненно, что на уровне нынешних знаний пока что невозможно логически разумно и здраво объяснить, в силу каких причин и обстоятельств это происходит, поскольку вся эта область эзотерического знания еще очень мало освещена, а потому сложна для понимания.

Хочется завершить сказанное словами суфийского мистика XIII века Джалаля ад-Дин Руми, который выразил ту же тему со свойственной народам Востока поэтической метафоричностью:

«Я умер камнем и стал растением, умер растением и стал животным, а теперь стал человеком. Зачем же бояться смерти? Разве стал я ничтожнее или меньше оттого, что умер? Однажды я умру человеком и стану существом Света, Ангелом из снов. Но Путь поведет меня дальше. Все исчезнет, кроме Бога. Я стану чем-то невиданным и неслыханным — стану звездою звезд, вечно сияющей над рождением и смертью».

Show Comments
Рейтинг@Mail.ru