Космос и человек

Сайт о сотворчестве Космоса и человека

«Слово, которое перевернуло мир вверх дном».

Тема любви — одна из фундаментальных и общих тем в мировой культуре. Рассуждения о любви и её анализ как явления и состояния восходят к древнейшим философским системам и памятникам культуры и искусства.

Рассмотрим классификация форм Любви, так сказать, по-гречески. Различение отдельных типов Любви можно видеть уже в древнегреческом языке:

«эрос» — стихийная, восторженная влюблённость, в виде почитания, направленного на объект любви «снизу вверх» и не оставляющая места для жалости или снисхождения.

«филиа» — любовь-дружба или любовь-приязнь, обусловленная социальными связями и личным выбором;

«сторгэ» — любовь-нежность, особенно семейная;

«агапэ» — жертвенная любовь, безусловная любовь, в христианстве — Любовь Бога к человеку.

Также греками выделялось ещё 3 разновидности любви:

«Людус» — любовь-игра до первых проявлений скуки, основанная на половом влечении и направлена на получение удовольствий.

«Мания» (от греческого «мания» — болезненная страсть) — любовь-одержимость основа которой — страсть и ревность. Древние греки называли манию «безумием от богов».

«Прагма» — рассудочная любовь, когда переживание этого чувства в человеке побуждается не сердечной привязанностью, а лишь в корыстных интересах с целью извлечения выгод и удобств.
В этой предложенной классификации форм Любви, мы видим, что в большей степени здесь отражены отношения между людьми на уровне  личности (по составу человека – это три тела «низшей природы»: физическое, астральное и ментальное). И это понятно, на чем сфокусировано сознание большинства, там и проявляются чувства.

«Бог — это эрос» — отвечали философы античности, включая великого Платона, потому что эрос сильнее человеческой воли. Он является причиной такого чуда, как рождение детей. Эрос созидает семьи и делает людей друзьями. И он естественным образом пребывает в каждом человеке. Для людей прошлого любовь значила гораздо больше, чем для нас сегодня. Она была «сладким таинством бытия», эликсиром, который невыносимое иначе существование делал вполне сносным. Платон надеялся преобразить мир разновидностью любви, которую он рассматривал как «небесный эрос», он пытался вытянуть мир из болота чувственности духовно возвышающей идеей, чем-то благородным и вдохновляющим. Это должно было возвысить, освободить человека от физических страстей, привлечь его к более высоким, духовным нуждам». Роберт Виланд, христианский писатель дает оценку предложенному выше объяснению Любви и пишет, что все, что люди называют «любовью», в действительности, называется «замаскированным эгоизмом».

Любовь — единственная разумная деятельность человека.

Л.Н. Толстой о любви писал следующее:  «Любовь эта, в которой только и есть жизнь, проявляется в Душе человека, как чуть заметный, нежный росток среди похожих на нее грубых ростков сорных трав, различных похотей человека, которые мы называем любовью. Люди даже предпочитают сначала ростки сорных трав, которые растут быстрее, и единственный росток жизни глохнет и замирает; но еще хуже то, что еще чаще бывает: люди слышали, что в числе этих ростков есть один настоящий, жизненный, называемый Любовью, и они вместо него, топча его, начинают воспитывать другой росток сорной травы, называя его любовью. Но что еще хуже: люди грубыми руками ухватывают самый росток и кричат: «вот он, мы нашли его, мы теперь знаем его, возрастим его. Любовь! Любовь! высшее чувство, вот оно!», и люди начинают пересаживать его, исправлять его и захватывают, заминают его так, что росток умирает, не расцветши, и те же или другие люди говорят: все это вздор, пустяки, сентиментальность. Росток Любви, при проявлении своем нежный, не терпящий прикосновения, могущественен только при своем разросте. Все, что будут делать над ним люди, только хуже для него. Ему нужно одного, – того, чтобы ничто не скрывало от него Солнца разума, которое одно возрастит его». Для Л.Н. Толстого «Любовь есть единственная разумная деятельность человека».

Эрих Фромм, философ и психолог, дополняет Л.Н. Толстого. В своих работах он сравнивает две противоположные формы Любви: Любовь по принципу бытия или плодотворную Любовь, и любовь по принципу обладания или неплодотворную любовь. Первая «предполагает проявление интереса и заботы, познание, душевный отклик, изъявление чувств, наслаждение и может быть направлена на человека, дерево, картину, идею. Она возбуждает и усиливает ощущение полноты жизни. Это процесс самообновления и самообогащения». Вторая означает лишение объекта своей «любви» свободы и держание его под контролем. «Такая любовь не дарует жизнь, а подавляет, губит, душит, убивает её».  «Если человек любит только одного человека и безразличен ко всем другим, его любовь — это не любовь, а симбиотическая привязанность, или расширенный эгоизм. Плодотворная Любовь подразумевает заботуответственностьуважение и знание, а также желание, чтобы другой человек рос и развивался. Она является деятельностью».

Взгляды этих людей сходятся в одном, что истинная Любовь обязательно деятельна и направлена на побуждение к развитию. Для нас это важный момент различения. Когда человек переживает чувство, и оно побуждает его расти, развиваться, обнаруживать и раскрывать своё духовное зерно, свою Душу, щедро даря и распространяя её свет на всё и всех, то это и есть Любовь. «Лететь к Богу» вместе – вот та цель отношений между нами, которую еще предстоит постичь, пройдя этапы раскрытия Любви при  восхождении от личности к Душе. И здесь чувство Любви не ограничивается только отношениями мужчина – женщина. Это любые формы отношений человека: и к самому себе, и к другим людям, и к мирозданию.

В христианстве, апостолом Иоанном, было провозглашено: «Бог есть Любовь!» и это высочайшее осознание Любви рассмотрим далее.

Христианская Любовь. Агапе(э).

В Христианстве основной добродетелью является понятие «Христианская Любовь»  — Любовь без основания, причины, корысти, способная покрыть любые недостатки, проступки, преступления. Одна из трёх главных добродетелей христианства наряду с верой и надеждой, причем главная из них. Христианство учит, что Любовь (милосердие) — это и Любовь к Богу и одновременно Любовь к ближнему, причем вторая без первой мало чего стоит.

«Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я — медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы».

«Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится. Ибо мы отчасти знаем, и отчасти пророчествуем; когда же настанет совершенное, тогда то, что отчасти, прекратится».

Когда я был младенцем, то по-младенчески говорил, по-младенчески мыслил, по-младенчески рассуждал; а как стал мужем, то оставил младенческое. Теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно, тогда же лицом к лицу; теперь знаю я отчасти, а тогда познаю, подобно как я познан. А теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше». (Первое послание к Коринфянам Святого Апостола Павла. Глава 13).

Божественная Любовь — одно из основополагающих и важнейших понятий христианства. Оно неразрывно связано с основным принципом Бога-Творца — принципом свободы. Бог-Творец, создавший вселенную, создал всё сущее в ней свободным, то есть имеющим право определять свою волю. Таким был создан мир и в том числе человек. Свобода — это благодать, дар Бога-Творца каждому своему творению, имеющему право быть (существовать) независимо от Творца, и в то же время, соединяясь с Ним. Эта форма соединения (со-творения) и называется Божественной Любовью. Божественная Любовь — это стремление к тому, чтобы быть (существовать) не для личного блага, но для блага другого, и поэтому Божественная Любовь неотделима от свободы, так как в свободном выборе и проявляется акт Божественной Любви.

Очень важное осознание Божественной Любви мы видим в следующем высказывании Христа: «Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, недостоин Меня». Смысл этого послания в том, что более всего человек принадлежит Богу. Поэтому выполнить свою Божественную миссию предначертано каждому в значительно большей степени, чем быть матерью или отцом, мужем или женой, братом или сестрой.

Вершиной Любви к Богу христиане считают соработничество Творцу со Христом во Святом Духе. «Я уже не называю вас рабами, ибо раб не знает, что делает господин его; но Я назвал вас друзьями, потому что сказал вам все, что слышал от Отца Моего.»

При этом Любовь к ближним неразрывно связана с Любовью к Богу: «Кто говорит: «я люблю Бога», а брата своего ненавидит, тот лжец, ибо не любящий брата своего, которого видит, как может Любить Бога, которого не видит?
И мы имеем от Него такую заповедь, чтобы любящий Бога любил и брата своего». Любить другого человека, это Любить Бога в нем и это прежде всякого другого проявления любви.

Роберт Виланд в своей статье «Слово, которое перевернуло мир вверх дном» делает очень подробный анализ того, чем понимание Любви — Агапе, отличается от понимания любви — эрос.

«Вот это любовь — умереть за хорошего человека!» — говорили с гордостью философы. Представьте себе их потрясение, когда апостол сказал, что это вообще не любовь. «Едва ли кто умрет за праведника, хотя, возможно, за хорошего человека кто-нибудь и решится умереть. Но Бог явил Свою любовь (агапе) к нам в том, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками». Да, «когда мы были врагами» (Рим. 5:7, 8, 10, RSV).

«Человеческая любовь основывается на чувстве необходимости. Ощущая свою бедность и пустоту, она заставляет человека «обогащать», заполнять его собственную жизнь. Муж любит свою жену потому, что нуждается в ней, и жена любит своего мужа по той же причине. Преизобилующая сама в себе, агапе не испытывает нужды. Апостолы говорили, что Бог любит нас не потому, что мы нужны ему, но потому что Он есть агапе. «Ибо вы знаете благодать Господа нашего Иисуса Христа, что Он, будучи богат, обнищал ради вас, дабы вы обогатились Его нищетою» (2 Кор. 8:9)».

«Человеческая любовь основывается на принципе ценности. Немногие относятся к мусорщику так же учтиво и снисходительно, как к мэру или губернатору. «Если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари? И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете?» — спрашивает Иисус (Мф. 5:46, 47). «…И прославляют тебя, что ты удовлетворяешь себе» (Пс. 48:19). В противоположность этому агапе — это идея не от мира сего. Она не то, что не зависит от ценности ее объекта, но даже создает эту ценность в нем».

«Человеческая любовь ищет Бога. Людям кажется, что Он играет в прятки и скрылся от человечества. Только особенные, достаточно мудрые люди могут найти место, где Он прячется. Миллионы отправляются в длительные паломничества в Мекку, Рим, Иерусалим или другие святыни в поисках Его. И снова агапе совершенно противоположна этому. Ее суть в том, что не человек ищет Бога, а Бог ищет человека: «Ибо Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее» (Лк. 19:10). Пастух оставил девяносто девять овец, бывших в безопасности, и рисковал своей жизнью, чтобы найти потерянную; женщина зажгла свечу и стала обыскивать весь дом до тех пор, пока не нашла одну утерянную монету; Дух Божий взыскал сердце блудного сына и вернул его домой. Во всей Библии вы не найдете рассказа о потерянной овце, которая должна была бы искать своего пастыря. Это нарушает все общепринятые человеческие идеи, элементарную логику».

«Осталось отметить еще одно отличие между человеческой любовью и любовью Божьей: человеческая любовь желает получить бессмертие;  агапе готова отказаться от него. Это повергло в прах все системы ценностей античности. Бог не написал статью в энциклопедии об агапе. Вместо этого Он послал Своего Сына умереть на кресте, чтобы мы могли увидеть её. Истинные масштабы этой жертвы таковы: она безгранична, совершенна и вечна».

«И вот мы подошли к тому, что может смутить нас. Недостаточно для нас сказать: «Прекрасно, я рад, что Он прошел через всё это. Но вы считаете, что я должен научиться любви агапе? Это невозможно!» Мы, грешные, эгоцентричные смертные, можем научиться любить любовью агапе, ибо Иоанн сказал: «Любовь (агапе) от Бога, и всякий любящий (любовью агапе) рожден от Бога и знает Бога. Кто не любит (любовью агапе), тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь (агапе)» (1 Ин. 4:7, 8).

В настоящее время люди, разных культур, традиций и разных вероисповеданий спорят и отстаивают свою трактовку, отвечая на вопрос – что есть Любовь? Но давайте сосредоточимся не на том, что различает эти трактовки, а на том, что каждый живущий на Земле стремится к этому состоянию Любви, ищет его и это то, что нас всех объединяет. Пусть опыт каждого человека в осознании той или иной грани Любви обогащает опыт всего человечества.

Источники: — http://ru.wikipedia.org/

Толстой Л. Н. О жизни. Глава XXV. Абзац: «Любовь эта, в которой только и есть жизнь…».

Роберт Виланд «Слово, которое перевернуло мир вверх дном».

Show Comments
Рейтинг@Mail.ru