Совершенная Радость.


Просмотров: 121

Как у нас говорят: что посеешь, то и пожнёшь. Сеять Радость – вот вершина, на которую хотелось бы взойти.

Сеять Радость – это вдохнуть жизнь в каждое своё действие, или по простому сказать: всё делать с любовью, во всё вкладывать душу. Всё – это всё то конкретное, что вошло и входит в твою жизнь. С радостью прожить свой собственный вдох, движения тела – это вдохнуть жизнь в него. С радостью исполнять повседневную работу – это тоже вдохнуть жизнь и привнести в повседневность творческую искорку и новизну. С радостью встречаться, общаться, действовать с другими людьми – это вдохнуть жизнь в отношения, наполнять и углублять их. И эта Радость благостна, тиха и проста. Она чистый родник Души.

Думая о Радости, вспомнился рассказ «Совершенная Радость» о Святом Франциске Ассийзском.

Франциск

СОВЕРШЕННАЯ РАДОСТЬ.

Однажды зимой Святой Франциск Ассизский шёл с братом Львом из Перузы в Порционкюль. Было так холодно, что они дрожали от стужи. Франциск позвал Льва, который шёл впереди, и сказал ему:
— О брат Лев, дай Бог, чтобы наши братья подавали по всей земле пример святой жизни. Запиши, однако, что не в этом радость совершенная.
Пройдя немного далее, Франциск опять позвал Льва и сказал:
— И запиши ещё, брат Лев, что если наши братья будут исцелять больных, изгонять бесов, будут делать слепых зрячими или будут воскрешать четырёхдневно умерших, — запиши, что и в этом не будет радости совершенной.
И пройдя ещё далее, Франциск сказал Льву:
— Запиши ещё, брат Лев, что если бы наши братья знали все языки, все науки и все писания, если бы они пророчествовали не только про будущее, но знали бы все тайны совести души, — запиши, что и в этом нет радости совершенной.
Пройдя еще далее, Франциск опять позвал Льва и сказал:
— И ещё запиши, брат Лев, овечка божья, что если бы мы научились говорить на языках ангельских, если бы узнали течение звёзд и если бы нам открылись все клады земли и мы познали бы все тайны жизни птиц, рыб, всех животных, людей, деревьев, камней, вод, — запиши, что и это не было радостью совершенной.
И пройдя ещё немного, Франциск опять позвал брата Льва и сказал ему:
— Запиши ещё, что если бы мы были такими проповедниками, что обратили бы всех язычников в веру Христа, — запиши, что и в этом не было бы радости совершенной.
Тогда Брат Лев обратился к Франциску.
— В чем же, брат Франциск, радость совершенная?
И Франциск отвечал:
— А вот в чём. В том, что если когда мы прибудем в Порционкюль грязные, мокрые, окоченелые от холода и голодные, попросимся пустить нас, а привратник скажет нам: «Что вы бродяги, шатаетесь по свету, соблазняете народ, крадёте милостыню у бедных людей, убирайтесь отсюда!» — и не отворит нам. И если мы тогда не обидимся и со смирением и любовью подумаем, что привратник прав. И мокрые, холодные и голодные пробудем в снегу и в воде до утра без ропота на привратника, — тогда, брат Лев, только тогда будет радость совершенная.